14 Апреля Программа «Эксклюзивное интервью» с Александром Николаевым
Подробнее
9 Марта Застройщик предложил ввести "инвестиционный налоговый вычет"
Подробнее
18 Февраля "Интеко" построит 110 тысяч квадратных метров жилья в центре Москвы
Подробнее
11 Февраля Девелопер "Интеко" получил почти 40 миллиардов рублей выручки в 2020 году
Подробнее
Все новости

Новый строительный регламент: след от шестой пули

15 Декабря
Business FM
Профессор Ливерпульского университета Мэтью Бэйлис сказал, что за 20 лет мы столкнулись с шестью крупными напастями, среди которых, конечно, коронавирус. Как во время пандемии создать такие условия, при которых люди могли бы работать в строительной отрасли, а ее развитие не останавливалось?
Как заметил профессор Ливерпульского университета Мэтью Бэйлис, слова которого приводит BBC News, «за последние 20 лет мы столкнулись с шестью крупными напастями: SARS, MERS, Эбола, птичий грипп, свиной грипп и COVID-19». «От пяти пуль мы уклонились, шестая нас достала», — отмечает он. И, к сожалению, ученые считают, что эта шестая — скорее всего, не последняя. «Вспышки различных заболеваний, эпидемии и пандемии — это неотъемлемая часть жизни человека, поэтому всем странам мира необходимо готовиться к новым подобным ситуациям, чтобы иметь возможность успешно отразить следующую крупную пандемию», — заявил в сентябре глава ВОЗ Тедрос Гебреисус.

Уходящий 2020-й заставил каждое правительство задуматься, какой тактики придерживаться в следующий раз, если очередная волна COVID-19 будет больше похожа на цунами или придет какая-то новая зараза. И каждая отрасль экономики тоже задумалась, поскольку неправильно и просто невозможно постоянно делать ставку на помощь со стороны государства, чьи ресурсы по определению небезграничны. Продиктованные коронакризисом сценарии дальнейшей экономической жизни (если она хочет быть именно жизнью) требуют куда большей самостоятельности персонажей и появления принципиально новых сюжетных линий. Одной из них стал общероссийский отраслевой регламент работы строительных компаний в период пандемии, разработанный по инициативе Общественного совета при Минстрое и его членов.

Весной, в период локдауна, некоторые стройки — в частности, в Москве и Московской области — были закрыты. Большинство все-таки оставались действующими, но общая ситуация и настойчивые утверждения, что повторных волн заболеваемости вряд ли удастся избежать, заставили стройкомплекс задуматься: что делать с мигрантами, которые в случае пандемии оказываются «запертыми» не только в стране, но и на конкретной стройплощадке, как минимизировать риски заражения (в условиях закрытых границ имеющихся работников надо беречь особо тщательно — другие просто не могут приехать им на смену) и как при всем этом не сломать строительную отрасль?

Эксперты подсчитали, какими репутационными, социальными и экономическими потерями может обернуться, например, приостановка строительства на полгода: потеря не менее 350 млрд рублей оборота для всей отрасли и необходимость обращаться за серьезной помощью из бюджетов всех категорий, появление просто огромного числа новых обманутых дольщиков, полный провал выполнения профильных нацпроектов, рост безработицы, ухудшение криминогенной обстановки — и это еще не полный список.

Некий отраслевой набор документов, регулирующих строительство в условиях пандемии, существовал и раньше, но содержащиеся там нормативы не были синхронизированы, что заметно снижало эффективность и при этом неоправданно увеличивало стоимость принимаемых мер. Поэтому и встал вопрос о появлении единого регламента, способного решить сразу несколько задач, говорит Владимир Воронин — президент ГК ФСК, эксперты которой принимали участие в разработке документа.

Владимир Воронин
президент ГК ФСК
«Ключевая задача разработки нового регламента заключалась в том, чтобы обеспечить максимальную безопасность людей, работающих на строительных площадках, и исключить повторение заморозки строек в период роста заболеваемости COVID-19. К разработке кроме застройщиков и регуляторов были привлечены опытные международные консультанты, которые специализируются именно на такой деятельности. Одной из их задач было соблюдение экономической целесообразности принимаемых мер. Потому что мы понимаем: нет задачи строить во чтобы то ни стало. Речь идет о том, чтобы создать такие условия, при которых и люди могут безопасно работать, и строительная отрасль также могла бы развиваться.

Инициативу бизнес-сообщества однозначно поддержали в Минстрое. Вот что там заявили Business FM:

«Регламент, который был разработан экспертной группой на площадке Общественного совета при Минстрое и затем доработан с учетом требований Роспотребнадзора, стал примером эффективного взаимодействия бизнеса, Общественного совета и министерства по решению ключевых проблем отрасли. Новые отраслевые рекомендации позволяют значительно снизить риски и при этом оптимизировать затраты. Следование данному регламенту позволит не останавливать работу строек в период пандемии и обеспечить безопасность работников отрасли. Это значит, что можно будет сдавать объекты в срок и выполнять обязательства перед покупателями квартир, а также добиваться выполнения планов по вводу жилья в стране».

О том, как создавался новый регламент и в чем его принципиальное отличие от ранее действующих правил, Business FM поговорила с человеком, которого вообще-то называют инициатором всей этой истории — президентом АО «Интеко», членом комиссии по жилищной политике Общественного совета при Минстрое Александром Николаевым.


— Кроме понимания, что пандемия в принципе требует особого подхода к организации работы на стройплощадке, есть ли какая-то более детальная конкретика, которая, собственно, и сподвигла на выработку нового регламента?

— Безусловно, есть. Основная причина необходимости разработать этот регламент заключается в нескольких вещах, первая из которых — регулирование, существовавшее на момент начала пандемии. Я сейчас боюсь ошибиться, когда точно оно было принято, но весной Роспотребнадзор выпустил рекомендации для российской экономики, которые универсально должны были применяться практически во всех без исключения отраслях и которые фактически стали требованиями. Что касается стройки, для нее выполнение этих правил обернулось снижением производительности труда на 25-30% в зависимости от строительного этапа, а также существенными финансовыми затратами, которые в зависимости от региона колебались от 10 тысяч до 27 тысяч рублей на одного рабочего в месяц.

Соответственно, задачи, которые мы перед собой ставили, были связаны с потребностью минимизировать временные и финансовые потери строительства, сохраняя при этом тот же уровень безопасности для людей, работающих на стройках. Поэтому были тщательно изучены все элементы производственного процесса, и мы разбили все требования, которые к нам, к стройке, применялись, на семь блоков — начиная с допуска людей к работе, с пути на стройплощадку, с использования средств индивидуальной защиты и заканчивая порядком действия в случае подозрения или выявления заражения. Дальше каждый из этапов был проанализирован: каковы текущие требования и что можно было бы сделать, чтобы их оптимизировать. Еще раз: время и деньги. Собственно говоря, по этому принципу регламент и был разработан.

— Насколько сложно было работать над новыми правилами?

— Вы знаете, любой поиск решения, которое, с одной стороны, оптимизирует затраты (в данном случае временные и финансовые), а с другой стороны, держит на должном уровне безопасность (в данном случае эпидемиологическую), — это всегда задача непростая. Но при этом мы пошли, мне кажется, по самому правильному пути: постарались понять, какой эффект есть для нас от применения требований, существовавших на тот момент, и сравнили это с лучшими мировыми практиками, посмотрев на самые разные юрисдикции — Китай, Сингапур, Канада, Германия, ряд других стран. По большому счету существовала задача разработать на основе международных практик работающий регламент, дающий возможность защитить стройку. Причем отмечу, что в проекте участвовали несколько десятков экспертов из сферы здравоохранения, логистики, градостроительного регулирования, шесть страновых офисов компании Boston Consulting Group в Европе, Америке и Азии, а главное — инвестиционно-девелоперские компании, которые совокупно в стройке сейчас имеют более 5 млн квадратных метров. Поэтому все предложенные нами решения были протестированы на конкретных стройплощадках.

— И в чем же заключаются принципиальные отличия между тем, что было, и тем, что стало?

— Давайте я проиллюстрирую это наиболее яркими примерами. Например, сам производственный процесс. Существовало требование двухметровой социальной дистанции при выполнении любых работ. Но на стройке это практически невозможно — это один из основных контрибьюторов снижения выработки от 17% до 24%. В новом стандарте нами было предложено иное решение — добровольное соблюдение дистанции в один метр между рабочими при выполнении строительных работ при условии организации совместного проживания и транспортировки. Или другой пример — дезинфекция. Она была предусмотрена два раза в день или каждые два часа в зависимости от типа работ. Мы же предложили дезинфекцию после окончания смены. И это в свою очередь весьма существенно сократило и временные, и соответствующие финансовые потери — а данный конкретный элемент составлял от 3 тысяч до 10 тысяч рублей на одного рабочего в месяц. Эта цифра снижена практически в четыре раза за счет только одного простого изменения протокола. Использование средств индивидуальной защиты: обязательное использование масок и перчаток заменено на обязательное использование масок и перчаток только в случае невозможности соблюдения дистанции в один метр. Ну и так далее: каждый этап был внимательно проанализирован, и были предложены альтернативные способы достижения той же самой цели — безопасной и бесперебойной работы стройки.

Как отмечает Александр Николаев, созданные стандарты могут использоваться не только в жилом сегменте, но и в принципе на любой стройке — от возведения объектов соцкультбыта до промышленного строительства. Причем правила существуют в двух режимах — интенсивном и экстремальном; понятно, что второй «включается» в случае ухудшения эпидемиологической ситуации и предполагает более жесткий набор мер.

Теперь документ, который имеет статус отраслевого регламента, выпущенного совместно Минстроем и Роспотребнадзором, направят главам субъектов РФ: в интенсивном варианте — для рекомендованного применения, в экстремальном — для обязательного.

На профильной сессии, которая стала частью итоговой конференции РБК, председателю Общественного совета при Минстрое Сергею Степашину был задан справедливый вопрос: реально ли, что новый стандарт действительно будет применяться на всех или хотя бы на большинстве российских стройплощадок? На что Сергей Степашин, в частности, ответил: в каждом регионе при министерстве строительства есть свой общественный совет, который может отслеживать положение дел; кроме того, Общественный совет при Минстрое РФ — единственный, создавший Ассамблею общественных советов страны, и она тоже подключится к мониторингу.

По мнению Сергея Степашина, едва ли не единственная проблема, которую новый регламент не решил, да и не смог бы решить, — острая нехватка рабочих рук, связанная с отъездом граждан бывших союзных республик, работавших на наших стройках. По мнению профильного вице-премьера Марата Хуснуллина, нехватка кадров приобрела угрожающие масштабы, поэтому сейчас все ищут способ покрыть дефицит хотя бы частично.

Хотя, как ни крути, без гастарбайтеров из соседних государств обойтись не удастся — как уже рассказывала в эфире Business FM руководитель исследовательского центра портала SuperJob.ru Наталья Голованова, россияне на места, на которых раньше работали мигранты, идти не хотят: «Дефицит рабочей силы в строительстве при этом вызван не только оттоком мигрантов. Рекрутеры говорили этой весной, что высвободившийся рабочий персонал замороженных объектов строительства устремился в сферу производства. В условиях рыночной нестабильности и повторного усиления противовирусных мер персонал, который трудоустроился на производстве, закрепился на новом месте и в сферу строительства возвращаться не спешит». И даже рост зарплат (например, в Москве наблюдается годовой рост зарплатных предложений для строительных компаний в районе 7%) пока помогает слабо.

Что же касается высококвалифицированных специалистов, здесь перспективным вкладом в преодоление кадрового дефицита Сергей Степашин считает программу «Я — строитель будущего», направленную на популяризацию профессий в сфере архитектуры, строительства и ЖКХ. Целевая аудитория проекта Общественного совета — это не только молодые специалисты и талантливая молодежь, но и дети. В частности, только что состоялся детский конкурс «Спроси строителя — 2020», а красивым завершением года станет создание наряду со взрослым детского общественного совета.